?

Log in

Юрий Громыко

руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


28 марта 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»


      Основная политтехнологическая схема, которая определяет удержание центра власти, всегда состоит в том, чтобы противопоставлять друг другу края.

Владимир Владимирович против старого – возврата к коммунизму – и против крайностей нового – оголтелого либерализма. Тогда Верховный-главный с удовольствием исполняет желание подданных как маленький принц Сент-Экзюпери, оказываясь в центре умеренной просвещённой середины, которая не желает потрясений, но время от времени подумывает о Великой России.

Но если края начинают вдруг договариваться друг с другом – Немцов романтически-нежно целует Удальцова, Лимонов поглаживает Гудкова, националисты ласково подмигивают молодому Рыжкову, и более того – сам Кремль уже планирует митинги на Болотной, то центровой переговорщик оказывается не нужен. Он – лишний в этой увлекательной игре. Если осатаневшие восставшие края идут ва-банк и начинают готовить очередную буржуазно-демократическую свару, то у власти остаётся единственная возможность – опереться на рабочих с Уралмаша и Нижнего Тагила, на Большую Россию против оборзевшей сумасшедшей узкой группки столичных элит.

Но это означает, что комфортному маневрированию в центре пришёл конец.

Теперь избранного президента будут разрывать на части.

С одной стороны – большинство населения, справедливо требующее исполнения предвыборных обещаний.

С другой – подавляющее большинство в элитах, которые, не умея создавать общественного богатства, предвкушают новое головокружительное обогащение за счёт не только отказа от выполнения обещаний, но и людоедского нового «как в последний раз» обкрадывания населения.

Во главе какого большинства встанет избранный президент?

Чьим большевиком к осени станет Путин?

Фактически, будущий президент заключил новый и пока невыявленный контракт с населением России, представленный в виде груды предвыборных обещаний. И этот контракт должен быть исполнен. Иначе экстремисты обоих краёв начнут натравливать основную массу населения на власть, обвиняя её в коррупции и политическом банкротстве.

«Наобещал-наврал, а ничего не может», будут кричать даже воробьи с крыш. К тому же каждый радикал по образцу президента будет взывать к Большой России и звать её в столицу на митинг.

Новый социальный контракт мог бы быть неплохой вещью, если в его основу положить «народосбережение» как единство стратегических типов занятости и перспективных поселений, стимулирующих рост численности русских семей. Именно о таком народосбережении и сохранении говорил В.В.Путин в начале своей предвыборной кампании.

Но на пути этого народосбережения как раз и встаёт неоконсервативная либеральная техническая группа экспертов, которая удушит любое народосбережение. Именно эта группа экспертов и есть засадный полк перехвата любых договорённостей нового президента и народа. И для дела этого удушения все средства хороши: и утверждения, что бюджет не выдержит предвыборных обещаний Путина, и бесконечные сбои в исполнении федеральных целевых программ, поскольку в них отсутствует управляющий блок-механизм целеполагания, но самое главное не пересмотренная до сих пор неолиберальная идеология правительства и госуправления.

Одно дело оптимизировать по рациональным показателям достигнутое, по одёжке, так сказать, протягивать ножки. Другое дело формулировать требования к решению проблем.

Одно дело рассказывать про опыт Норвегии или про чудесные стройки в Абу-Даби после очередной курортной командировки, другое дело выявлять отсутствующие инструменты в деятельности российских групп и самим создавать новую стоимость и сверхстоимость, новое общественное богатство.

Вообще переход к управлению на уровне формулирования требований и заключения стратегических контрактов с теми, кто готов выполнить эти требования, мог бы стать управленческой революцией в отношении с обществом. Но для этого правительство должно уметь формулировать проблемы и переводить их в требования к решению проблем с фиксацией чётких целевых функций.

Этого сегодня не делает никто: ни Совбез, ни Счётная палата, ни правительство. Ведь до сих пор, в частности, так и не сформулировано требование к российским хозяйствующим субъектам, что должно быть сделано, чтобы нас не угробило окончательно вступление в ВТО. Не минэкономики должно выдумывать худосочные меры, а правительство проблемы формулировать. Но оно этого не может.

Не станет подмогой в решении этого вопроса и старый пронафталиненный и неработающий аппарат ФЦП, который в своё время правительству подсунули эксперты из неработающего брежневского наследства, как, впрочем, и модерновые кудринские государственные программы, когда правительство пытается придумать какие-нибудь «цели» («программно-целевое управление») и показатели, опираясь на произвольно набираемых экспертов или вообще просто так, с потолка.

Поскольку проблемы обычно мировые это то, что никто в мире не может сделать, то принято поступать просто: чего корячиться, спиши или укради у другого правительства.

Нефиктивное же решение тем или иным государством мировой проблемы не только позволяет осуществлять стратегическое планирование на 10, 15, 30 лет, но и кардинально менять баланс мировых сил.

Например, если США, а не Виктор Викторович Аполлонов, первыми сделают импульсно-периодический лазер в виде климатического оружия, то нашу военную доктрину можно будет выбросить в мусорную корзину.




Юрий Громыко

руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


20 марта 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»



     В России никак не наступает  будущее.

Это связано с тем, что будущее живёт в сознании больших групп и больших масс «неистовых» людей, которые и образуют новый русский класс развития, а не пустоватый креативный или совсем уж средний класс, натравливаемые на  остальную  неимущую Россию. Если сознание  занято мелким пошлым  «копошением» в  равно пустопорожних митингах протеста и митингах поддержки власти, то будущее тонет в этой пошлости, на его чувствительное  вылавливание не остаётся времени. 

Мы теряли и теряем время, не доводя  ни одной цели до осуществления и  не  рефлектируя  причин их недостижения, поэтому страна находится в  постоянном бесцельном  дрейфе по принципу «куда кривая вывезет». Беспутство, отсутствие пути, путеводной звезды, отказ от путестроительства, от прокладывания пути в будущее - ключевая особенность  ситуации.

Гениальная  политтехнологическая  идея  стравить в  едином телешоу Кургиняна и Сванидзе дала свои страшные результаты – на потеху толпе. Страна после выборов шизофренезирована на пустой, ведущей к распаду  оппозиции: праведное, когда  у страны был Путь,  но зажимно-советское прошлое с изничтожившим общественные науки догматизмом, – или гнилостное, распадающееся, но свободное для  выражения  любой  отсебятины Ельцинское время. 

При этом в кургиняновское советское уже никогда не вернуться – оно продукт мирового процесса, а не страстных желаний и странных никитинских «песен» Кургиняна.

Назови это прошлое хоть СССР-2, СССР-3 или  бесконечное СССР, ничего кроме надрыва не появится - так иногда вместо благоговейной памяти  по родителю возникает истеричное желание создать вокруг  умершего быт как вокруг живого существа. И здесь Кургиняну надо успокоиться, при всей  его трансцендентой энергетики и креативности Гайдар с Чубайсом его переиграли, удавив СССР.

А Ельцинское «ново-россейское» прекрасно тем, что его ненавидит подавляющее большинство населения, поскольку  именно в этот период русские люди стали истреблять друг друга и уничтожать дело своих отцов: науку, промышленность, образование, классическое искусство, русский язык.

Ненависть к этому гнилому периоду столь велика, что в телешоу против Сванидзе можно выставлять хоть манекена, телезритель всё одно проголосует против ненавистного символа подлых 1990-х.

На фоне этого и должен был появиться главный претендент на президентскую власть, который и  продолжатель ельцинской  России,  и отменитель его беспредела, и  взывающий к советскому, и принимающий  Ельцинскую  «свободу». 

Однако оказалось, что во всей этой  балаганной Поклонно-Болотной и  Лужниковско-Пушкинской истерии всё и, правда, гениально, кроме того, что, по-прежнему, как не было, так и нет видения Пути и  Цели.

Так и осталась абсолютно непонятным ходом замена Путина–Президента на  Медведева–Президента, а теперь Медведева–Президента на Путина–Президента, а Путина-премьера на Медведева-Премьера.

Страна с колоссальным напряжением выполнила какие-то бессмысленные и формальные,  навязанные нам электоральные упражнения по тупому копированию Запада, которые Запад всё равно не оценил. Более того – ещё и сформулировал к  нам  новые, ещё более жёсткие претензии, разрушающие  взаимопонимание. «Нет, сей трюк – договор внутри тандема – запрещён, и это – поддельная демократия!» – проорали из Брюсселя и Вашингтона.

Этот электоральный формализм окончательно выкосил смысл и ценность содержательных созидательных процессов. Вся  выборная вакханалия оказалось ненужной, ничего не дала, только пожрала  огромные деньги и главное – подорвала  веру  во власть. Вместо интеграции общества   произошёл его развал на креативно-пакостный класс столиц и трудовую глубинку (см. аналитические материалы  Н. Зубаревич),  пожилых, которым  жить без пенсии и юных, желающих всего и сразу, усталого шестидесятилетнего Путина  и молодых девок  из Pussy Riot.

В этих условиях, к сожалению, практически бесполезно рассуждать про «ничто», хотя и важно осознавать, что мы  крутимся и крутимся именно в историческом «ничто», обнуляя ресурсы, изничтожая страну, пуская в распыл  офурсенкованное молодое поколение.

Наивно при этом считать, что  «выборные» скоморохи в отличие от Путина имеют программу выхода из данного исторического «ничто». Для  участия в  пустом спектакле  выборов  этого и не требовалось. Никому не понятная  программа  Путина от «Единой России» давала поблажку другим участникам президентской гонки – мол, можно нести любой непроработанный бред, он всё одно будет содержательней, чем идеологическая околесица ЕдРо.

Однако и коммунисты тянули назад через непроработанную тупую догматику, шизофренизируя Путина, который  левой половиной головы державник и патриот, а правой – законченный либерал. И так ведь устроен его непереработанный в единый кристалл опыт: до перестройки он  служил  державе, а после  перестройки осваивал практику псевдорыночной  экономики – ведь так  называемая  «рыночная» постсоветская экономика  с натужным встраиванием  в мировое  рыночное сообщество – это сгусток гноя по разрушению и разоружению страны. Эти затянувшиеся на бесконечность выживание и подготовка к тому, чтобы вот-вот однажды наконец начать жить.  Идеал – служение  стране, а правда рыночной жизни – договоры   про деньги, реальность со всякими своеобразными дядьками.  Ну, вот , страну  и раздирает между кинофильмовыми восклицаниями про державу, за которую обидно, - и  умением  деньги считать.

И вот сегодня в этом порушенным и вытоптанном пространстве начинается непримиримая борьба между «дерзателями» осуществления технологического и социокультурного рывка - и «оптимизаторами- реалистами» наметившихся  тенденций.

Ну, как можно, говорят «премудрые  пескари»-оптимизаторы, сложить в России своё машиностроение? Ведь русские патологически неспособны делать такие автомобили как японцы и немцы, а технологические  авиационные узлы лучше у «Боинга» и «Эйрбаса», локомотивы производят лучше  «Сименс» и  «Альстом», а дженерики для  лекарств также давно уже  лучше у китайцев и индусов.

При этом из сознания специально вычёркивается и русский  автомобильный  блок, который выкрала  Тойота (и ущерб был возмещён по суду), сверхмощные лазеры Аполлонова, вертолёто-самолёт Волка и Пирожкова, огромное множество других хорошо известных в мире опережающих решений.  И понятно почему: здесь нужна тяжелейшая работа  по созданию и доведению до функционирования новых российских технологий, продукта гениальной Российской Науки. Нужно восстановление и наращивание института генеральных конструкторов.

Но зачем? Ведь на порядки проще купить отвёрточную западную линию и быстро отчитаться или продать за рубеж  остатки и узлы Советской технологии…

Создание  новых опережающих технологий и на их основе сетка новых индустрий – вот наш путь и наша задача. Для реализации этой цели собственно и нужен интегративный класс развития и общество развития.

Выход из «ничто» – только дерзновенные  мыслительные цели и рывок.

И направление этого рывка понятно.

В условиях развала мирового финансового империализма (что бы  там ни врали псевдоаналитики про окончание кризиса) от России ждут долгосрочных планетарных инициатив по наращиванию мирового общественного богатства. Это наращивание общественного богатства в планетарном масштабе требует целей, программ и планов, а не приспособления к сложившимся рынкам, не встраивание в них - поэтому  это  «обществизм» - способ развития общественных форм и потребностей, выходящий за рамки частных выгод. Это создание  человека, который  бредит новыми общественными потребностями. С другой стороны, участие в создании технологий нового поколения – это пучки интеллектуальной собственности, следовательно, в том числе  и участие в общих программах частных ресурсов и капиталов, и частное присвоение.

Новый строй, который должен быть создан, – это планетарный обществизм с  позиций  суверенного государства при  развитии  института  интеллектуальной собственности – как групповой, так и индивидуальной.

А вот попытки возродить социализм 19-го века в виде СССР-1, СССР-2 и СССР-3 в  виде  больших фордистских мухараек – бессмысленны. Возникновение  СССР являлось ответом на мировую ситуацию. Сейчас  у нас есть возможность осуществлять Евразийскую интеграцию и создавать новую страну, которой не было.

Но  разговоры о славном ельцинском  демократическом прошлом ещё бессмысленней – все  концептуальные представления Гайдара и Чубайса провалились. Мы не создали  устойчивого института  частной  собственности в России, отсюда частная собственность в  России – это система постоянных перехватов, рейдерства и мародёрства. Мы не приняты  в мировое  сообщество на равных и никуда не встроились, ни в  какой «мировой  рынок», за исключением рынка сырья, цены на который не нами контролируются. А поэтому за  Сирией и  Ираном настанет очередь захвата  территориальных богатств России. Это может быть непонятно только глупцу или лжецу.

Нам нужна не оптимизация схем продажи углеводородов, не политическая  демократизация в  виде очередной пустой говорильни и толпы пигмейских уродливых партий без программ развития страны – нам нужен рывок в создании новых технологий в области энергетики, материалов, транспорта, новых приборов. Цели  рывка развития никогда не появляются из оптимизации и согласования тех уже наметившихся деградационных тенденций – старения и вымирания населения, обезлюживания  страны и  скукоживания сетки городов и населённых пунктов, отказа от создания  собственных технологий в автопроме, судостроении, авиации и прочее.

Сначала дерзновенная напрягающая все усилия, усилия  всего населения  страны  цель. Потом  бесконечная рационализация её достижений.

Если дерзновенного усилия нет, то потуги аналитиков – это запутывающая  людей  софистика, потеря  Пути  и  Спасения.

У Путина пока ещё остаётся время (хотя его уже критически мало, практически – полгода, до осени), чтобы, предъявить стране Путь и  обнулить бузу оппозиции и беснование девок из Pussy Riot.

России нужен класс развития, а не пакостно-креативный  класс  бесконечных флэшмобов, – класс развития, который бы объединил усилия представителей практико-ориентированной фундаментальной науки, развивающего образования и инновационной промышленности.

России нужна  культурная политика и интеллектуальное телевидение.

Но даже если эти дерзновенные цели от имени государства не появятся, у России есть возможность в любых условиях формировать общество развития, поскольку  пространство действия для русского класса развития – весь мир.




Юрий Громыко

руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


8 февраля 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»


       Зачем «развитому миру», «мировому сообществу» так нужно сбросить Башара Асада и произвести смену режима?

Похоже, во внешнеполитическом истеблишменте США окончательно победили те, кого интересует исключительно сам процесс трансформации и передела  мира, а не формирование хоть какого-то более менее устойчивого мирового порядка. Изменения ради  изменений, которые  можно возглавить и спровоцировать, становится принципом действия. Главное понимать эти изменения быстрее других и чисто словесно подводить эти изменения под декларируемые американские ценности. Американские ценности – это терминал разговора с держателями денег и власти. А идентичность у зачинателей  мятежей пусть остаётся своей, любой. Главное раньше и по-своему назвать. Это и означает – владеть.

Бжезинский по сравнению с теми, кто отождествляет Джихад и Демократию, например, по отношению к Сьюзан Райс – это просто Гегель политической  мысли. Бжезинского интересует геополитическая онтология – как будет устроен устойчивый мир. Сьюзан Райс интересует только политическая семантика – как могут интерпретироваться действия различных групп в соответствии с американскими ценностями. Геополитической онтологии конец – победила политическая семантика и произвольность интерпретаций.

Сегодня победившая в Госдепе и американской Разведке «группа методологов» готова назвать Pax Americana любые формы изменений, какими бы неуправляемыми и неустойчивыми не были бы последствия этих изменений. Лишь бы их было можно подводить под обвод привычных понятий: права и свобода личности (исповедовать Шариат и считать, как некоторые, что у женщин нет души), формальная «голосовательная» демократия и пр. Более того, Сьюзан Райс и стоящей за ней группой утверждается, что ничего кроме изменений и не существует. Нет ничего неизменнее, чем изменения. Главное участвовать в «вываривании» самих изменений. Почему с этой точки зрения не связать друг с другом и не сварить в единой кастрюле «американской демократии» мятежевойны всеобщее избирательное право и джихад? Управляют в этом случае не самими хаотическими изменениями, а отношением к изменениям.

Слом и окончательное уничтожение секулярного панарабизма в  Сирии будет означать распадение всего исламско-суннитского и исламско-шиитского мира на бесконечное число враждующих сект и групп. Следующим шагом становится, безусловно, слом существующей власти в Иране. Если дальше  натравить этот кишащий злобой джихадистский мир на российский Кавказ или индийский Пенджаб или внутреннюю Монголию и Синцзянскую Уйгурию Китая, мир окончательно будет ввергнут в необратимый хаос изменений. Этот хаос не будет обладать никакой онтологической устойчивостью. Его можно будет лишь семантически интерпретировать всё более замысловато. И это уже не  управляемый  хаос, а тотальный хаос, который  невозможно даже  понимать.

И тогда для сноса алавитского режима в Сирии все средства хороши.

Хотя именно алавиты в условиях всеобщей непримиримости  и возможной эклектичности содержания их веры (о котором мы знаем лишь по описаниям их врагов!) являются гибкими посредниками между католичеством и исламом, традиционными языческими верованиями региона и аврамическими религиями (иудаизм, мусульманство, христианство).

Влезание в Сирию – это ключ к развалу Ирана. А, следовательно, и возможность для Турции на пространстве СНГ ущучить, наконец, армянскую диаспору, которая сорвала союз куртуазной Франции Саркози с блистательной исламско-демократической Портой. Налицо эгокультурность воющих сторон, выдаваемая за свободу волеизъявлений различных групп.

Конечно, очень интересно рассмотреть то, что происходит в Сирии на основе подхода противостояния малым неправильным войнам, разработанного главным советником генерала Петреуса, командующего теперь ЦРУ, Дэвида Килкаллена.

Для обозначения особого типа той войны, с которым американские войска сталкиваются в Ираке, в Афганистане Д.Килкаллен ввёл специальное понятие, «партизанская война по случаю» (accidental guerilla). Мы бы ещё это переназвали, как guerilla ad hoc. Есть такое понятие у футуролога Э.Тоффлера, что важнейший тип организационных изменений, которые происходят сегодня в мире, называется adhockratia, когда возникают организационные структуры по случаю. Они не существуют бесконечно и долго, как институт президента, какой-то научно-исследовательский институт, а это некоторый организационно институционный дизайн, который создаётся под задачу, а потом растворяется после решения задачи.

Вот с этой точки зрения, анализируя и рассматривая природу современной войны в Ираке, Килкаллен утверждает, что здесь возникает тип «маленькой» войны, партизанской войны, которая вспыхивает  по случаю. Она обладает возможностью заражения разных групп населения. «Война по случаю» контагиозна.

Данный тип военного конфликта является соединением и сплавом принципиально разных элементов. Это, с одной стороны, некоторый тип мятежа, постоянно тлеющий на данной территории против официальной власти. Второй элемент – это терроризм, в том числе и международный. И третья составляющая – это проявление этнорелигиозной вражды, этнорелигиозных столкновений разных групп. Как правило, в мятеже-зоне складывается ситуация, где имеет место сплав из этих трёх действующих элементов.

С точки зрения системного анализа, подобная ситуация может быть названа «плохой злокозненной проблемой», wicked problem. Работая со злокозненной проблемой, когда ты начинаешь заниматься только одной какой-то гранью, одним каким-то элементом, то происходит ухудшение ситуации с позиции двух других элементов. И в результате ситуация в целом ухудшается и возникает ощущение, что чем больше ты действуешь по одному из направлений, тем в большей степени оказываешься впутан в этот разрастающийся клубкообразный  конфликт.

Какой выход предлагает Дэвид Килкаллен для борьбы с войной по случаю основанной на действии мятежных групп? Создание и строительство инфраструктур, которые резко улучшают жизнь всех, в том числе и сталкивающихся групп, в конкретном  районе. Для этого нужна как раз сильная власть, обладающая нужной мощью и авторитетом.

И вот тут ввозникает вопрос: а почему, собственно, не рассматривать те убийства и выступления, которые устраивает оппозиция по отношению к законной власти Башара Асада, как действие тех самых мятежников, повстанцев, с которыми с позиций проамериканской законной власти предлагает различные меры борьбы не только Дэвид Килкаллен в Ираке и Афганистане, но и Полевой Устав Вооруженных Сил США?

Налицо действие со стороны США и обслуживающего их «мирового сообщества» двойных стандартов.

Но самое важное в том, что действовать нужно созидательно.

Почему бы России совместно с Китаем не предложить создание принципиально новых инфраструктур: энергетических, водных и транспортных? Почему бы не сделать предметом обсуждения со всем населением страны, со всеми группами международную программу развития Сирии?

Нет никаких препятствий, чтобы подобный план реализовала именно Россия. И мы знаем, как в подобную международную группу привлечь европейских политиков и бизнесменов, китайских и даже турецких, и других, всем кому дорог Мир в Евразии. Реализация подобного плана  была  бы первым шагом для реализации международного права на развитие любой страны. Следующим шагом является план развития инфраструктур в Курдистане. Более того, отсутствие подобного плана приведёт к вспыхиванию интенсивной войны в пограничных с Ираком турецких территориях, где проживают в основном курды и  к распаду Ирака.

Нужна международная группа стратегического сценирования, способная программировать развитие на всём Большом Ближнем Востоке. С помощью подобной группы и программы развития инфраструктур договоры с Асадом приобретут реальное онтологическое нравственно-содержательное продолжение вопреки политической семантике Госдепа США.

Юрий Громыко

руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


30 января 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»


       Среди разномастных оппозиционеров, начинающих и поседевших, особое  место, безусловно, занимает Алексей  Кудрин.

Он является посредником между несоотносимыми,  казалось бы,  политическими группами, «свободным радикалом», способным при  соединении с «химическим веществом» любой  власти изменить его качества на противоположные. Мы бы  не удивились, если  бы  в правительство однажды вдруг победившего Зюганова на какое-то время, а, может быть, навсегда был бы  приглашён именно Алексей Леонидович.  Ну, а Прохоров  и прямо зовёт его в премьеры. Другое  дело , что А.Л. Кудрин сам пока никого к себе  не зовёт.  Для   того, чтобы  оценить такое независимое на данный момент могущество (омнипотенцию, на языке средневековых схоластов) Кудрина, достаточно посмотреть его сайт.

Что возникает от чтения обильных интервью и выступлений  бывшего министра  финансов  и главного переговорщика от России в мировых финансовых тусовках (кокасах)?

То же  самое, что возникло от кудринской улыбки в  момент объявления Президентом Д.А. Медведевым о его увольнении: странное  ощущение  неудобства от свободы и даже неприличной раскованности на грани допустимого  Алексея Леонидовича. И тут уже не просто сюжет о моське, лающей на слона, но и претензии Кудрина на высшую, почти божественную власть, как будто, «он говорил как имеющий власть, а не как учителя-книжники» (Марк 1:22).

В чём же источник такой почти  небожительной  власти, абсолютно отличной от авторитета тех высших чиновников, которые пересказывают бесконечные мэньюэлы по скучной и нигде не работающей институциональной экономике?

В доступе к тайному  знанию.

Это Знание  связано с   коммуникативно-перепроверяемой  сетевой информацией, перепроверяемой на основе  включённости в  мировые  финансовые переговорные  группы лиц, принимающих глобальные финансовые  решения. Как  пишет в одной из своих книг  Джереми  Рифкин,  сейчас возник новый тип собственности, он называется доступ ( access). Доступ к чему? К сознанию лиц, осуществляющих реальный выбор.

В чём же  природа  этого знания, основанного на многократно проверяемой согласованности решений с  мировыми  финансовыми группами?

На том, что рубль  не  является устойчивой  свободно конвертируемой валютой и не включён в международную платёжную систему CLS (англ. continuous linked settlement) в счастливую группу  из 17  валют, среди которых нет китайского юаня ( sic! про это чуть дальше). Это означает, что существование  рубля определяется  формой его демократической несуверенности,  «прислонённости» и договорной приговорённости к  доллару и евро. Можно  даже сказать, что Алексей Леонидович возглавляет целый скрытый тайный  currency board в России, который и  определяет, сколько будет стоить рубль и  как он обменивается на доллар и евро.

Скрытый при этом вовсе не потому, что его как-то там  тайно подпольно маскируют, а просто он не на виду – даже у самых высших чиновников. Ведь разбираться с этим некогда, столько вокруг других важных дел и текучки. И когда оказывается необходимым начинать финансировать внутрироссийский большой инфраструктурный проект, российские высокопоставленые лица и сами друзья Путина вынуждены по согласованию с самим Алексеем Леонидовичем ехать в Лондон и обменивать нужное  количество «трешериз» на доллары. Конечно, это количество трешериз и количество долларов чётко обговаривается. Точно так же, как и работающая  система пластиковых карт  перегоняет информацию сначала  в Америку, а уж потом фиксируется в расчётных центров наших банков, так и в данном случае «Суверенная Демократия» на курьих ногах, приняв очередное самодержавное  решение, требует для его реализации сеть согласовательных консультаций, к  которым допущен исключительно Кудрин.

А.Л. Кудрин вместе с нашим вольным Центробанком работает над тем, чтобы  российский рубль добавился к 17 валютам и стал свободно конвертируемой валютой. Но это всё делается основательно и  не спеша, и, главное,  произойдёт очень и очень не скоро. Ведь действительно, основное,  что сегодня  может производить Россия – это газ и  нефть. Цены  на  этот сырьевой  ресурс очень волатильны, к тому же  американцы  подготовили  бомбу  со сланцевым  газом и совсем скоро начнут пытаться уронить цены на газ.

Куда  нам с  таким добром  да в конвертируемые валюты лезть!  Вот ключ к проблеме страны.

Кудрин это тот, кто приговорил к медленному финансовому измору и  издыханию  российскую промышленность, поскольку пока мы  будем  годами врастать в правильную конвертацию валют по законам  американского бумажного  раздутого доллара, от нас уже ничего не останется. Тем более в ситуации так называемой «второй фазы» глобального кризиса, которая на деле и есть кризис, если не катастрофа.

А в этот момент хитрый неконвертируемый недооценённый юань через  посредничество Лондонского Сити  уже становится  через Гонконговскую и Лондонскую площадку резервной валютой. И тот же хитрющий Джордж Сорос готов  послать при помощи китайского юаня американский доллар в тартарары.

Но, с другой стороны,  развивать конкурентную промышленность, создавать линейку  инновационных товаров – это ведь не задача товарища Кудрина. Пусть другие  этим занимаются, он же за ликвидность в мошне  отвечал, а по факту и продолжает через по-прежнему свой Минфин отвечать, чтобы бунтов пенсионеров и бюджетников не было. И с этим, кстати, в период кризиса прекрасно справлялся. Да,  но заданная  примороженность, приваренность российского рубля  к доллару  накладывает самые  серьёзные  и жёсткие ограничения на то, что мы собираемся делать с нашей  реиндустриализацией и  созданием новых индустрий. По схеме  Кудрина, которая к сожалению пока остаётся и  схемой  В.В. Путина, мы собираемся и дальше эволюционно врастать не поймёшь куда, а не рывково выскакивать в следующий уровень возможностей, взяв на себя за этот рывок  ответственность.

Мы сейчас находимся в ситуации фазового перехода, когда  изменяются вообще представления о том, что такое деньги, валюта и как они функционируют. Это период огромных возможностей  и  манёвров.

И печально, что мы просто плетемся за  разваливающимся  миром финансового империализма, отдав все решения западным  финансовым  группам.  Мы  по- прежнему по-кудрински  встраиваемся в разваливающийся «Титаник», не строя с теми, с  кем сможем  договориться, новой каравеллы или хотя бы Ноевого ковчега.

Что  мы имеем в  виду, когда  говорим, что в  данной точке  знание о мировых финансах кардинально отлично от знания о нормально  функционирующих деньгах в период относительной стабильности?

Например, мощь национальной  валюты обычно определяется  запасом золотовалютных резервов и  объёмами  востребованной продукции, например, ликвидного сырья. Но никто специально не разрабатывал знание о проектируемой мощности новой резервной валюты  в условиях стагнации и развала существующей и действующей. Проектируемая мощность новой резервной  валюты – назовём  её валютой Razvitiyе определяется не  наличием существующих золото-валютных резервов, про которые всё время говорит С.Ю. Глазьев, приравнивая  Россию к  Китаю.

Для  профессиональных патриотов поясним, что мы пишем слово  «развитие»  латиницей (Razvitiyе) не из-за низкопоклонства перед западом и латинянами (католиками, протестантами), а потому что считаем, что название для движения по восходящему тренду, которое могла бы  предложить Россия, может и, точнее, должно войти  во все языки народов  мира, как уже  вошло слово «спутник» - sputnik. И это не самомнение, а реальность.

Россия не Китай. Китай собирается вводить юань в качестве  резервной валюты за счёт нового Пекинского консенсуса (которым китайцы отрицают Вашингтонский), захватывая  рынки  дешёвыми и сегодня  уже качественными  китайским товарами, превращаясь в фабрику мира, как Великобритания в XIX-ом веке. В какой-то мере Китай повторяет движение  Великобритании, и поэтому Лондонскому Сити понятно, что делает Китай и как нагреть на этом руки, валя доллар. Но этот китайский путь не для России.  Мы не сможем,  пользуясь временной дешевизной рабочей силы и желанием людей вырваться из деревни, производить по дешёвке имеющийся набор товаров.

Единственная возможность для России прорываться  к  созданию нового техно-промышленного и социо-культурного уклада. То есть проектировать новую систему производств и формы  жизни. Проектировать не в унылом одиночестве, а с теми  группами по всему  миру, которые  понимают, что сложившийся финансовый порядок обречён, что бы  там не проповедовали Гайтнер и Меркози (Меркель+Саркози). Фиксируя  подобную обреченность, мы отнюдь не злорадствуем как многие  и не собираемся строить теорию конца  света и распада Евросоюза и Америки. Может быть,  мировая  долларовая система и  выползет из кризиса за  счёт развала евро, пополнив свои запасы и отсрочив  свою гибель. Такое тоже возможно. Но нас  интересует форма альтернативного созидания, которую может и должна сделать Россия.

При подобном подходе устойчивость новой валюты определяется не золото-валютными запасами и  не  ликвидными товарами, а   проектом.

Как? Богатство начинает определяться не скопленным бывшим богатством – ни золотом, ни другими накоплениями, но мыслями.

При этом мысли мыслям рознь. Мы, действительно, стоим на пороге  фазового перехода и экономики  знаний, когда  проект как действительное знание о будущем  начинает переопределять стоимость денег. Важно только, чтобы это было действительное знание, а не фиктивный  симулякр, пустышка, за которой ничего.

Это требует введения  новой  счётности в отличие от обычной расчётности (countability versus accountability).

Россия имеет все условия для того, чтобы предложить планетарный  проект такого уровня, когда  его действующая  мощность будет в  десять раз перекрывать бюджет США. Созданная стоимость подобного проекта будет равна 25–30 триллионов расчётных единиц условно приравненных к доллару,  но выражаемых не в долларах, а новой единице.  О подобной  резервной валюте  говорил и писал в том числе и Президент республики Казахстан Н.А. Назарбаев. Одним из вариантов подобного планетарного проекта  мы  считаем трансевразийский  коридор развития, включающий  транспортный мост (со всеми видами транспорта от трубопроводного до железнодорожного, речного автомобильного), энергомост, информационный мост и систему новых технологических городков развития  по всему руслу сухопутного моста. Этот проект уже сегодня может быть спроектирован в  системах 4д и 5д проектирования. В его создании могут участвовать финансовые  пулы  Евросоюза, России, Казахстана, Китая. Финансовой методологией данного проекта могли бы стать наработки Клуба  долгосрочных инвесторов, душой  которого является  Франко Бассанини - президент итальянского государственного банка Casa Depositi i Prestiti.  В работах членов этого клуба показано, что долгосрочный инвестор сегодня является страдающей, наказываемой стороной по отношению к финансовому  спекулянту. К методологии  данного клуба, касающейся вопросов защиты долгосрочных инвестиций, мы добавляем только одно - финальный конечный  проект, который  создаёт планетарное  богатство, превыщающее в 10 раз годовой бюджет США. Возможность создания подобного проекта и  определяет действительность знания, которое может определять стоимость денег.

Именно с позиции данного знания, конечно же, рискованного, но без которого России не жить, и следует оценивать действия и высшее Знание А.Л. Кудрина.

Либо нами будут играть чужеродные планетарные финансовые стихии, и такие как Кудрин выступать их эксклюзивным засланником в стране, - либо мы приступим к строительству национальных финансов как общепланетарному делу.

Вот новая реальность, обязательная для простраивания действия с позиции Российской государственности.

И в этом, собственно, и должна быть дееспособная программа нового президента.




Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


25 января 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»

       
       
Путин в своей статье «Россия: национальный вопрос» обрубает два убийственных для самоопределения русских конца. Один конец бесконечных попыток сформировать из русских и «росеян» (помните ельцинский новоязовской вопль «расеяне!..»?) культурную нацию в западном смысле и одарить русских национальной росеянской идентичностью. В ответ на первый направлен второй конец вечно подросткового задора т.н. «русских националистов». Вместе – эти два тупиковых пути в равной мере стирают самоопределение русского народа как самостоятельной духовной планетарной силы.

Историческое самосознание – это ступень для продвижения и конкретной личности и народа по восходящему тренду к следующей ступени. Понимание истории неразрывно связано с перспективным видением следующего шага действия.

В чём эта следующая ступень русских, соизмеримая с их тысячелетней историей?

Да, исторически русские выстраданы как самостоятельный строящий свой Мир народ. Но вызов-то в другом. Можем ли мы быть планетарной цивилизацией, ведь без этого нам не быть русскими. А тут вступают в силу уже и цифры – народ меньше 200 миллионов не имеет перспектив достичь миллиардной численности, выступая как самостоятельная цивилизационная сила. Две мировых войны двадцатого века подкосили репродуктивные силы русских. Навсегда ли? Но именно сюда-то русских и не пускают. Жизнестратегия русских лежит именно в этом – в формировании русского миллиарда и в переосвоении всей страны. Но вместо этого высшие чиновники предлагают утроить за счёт Большой Москвы численность вздутого мегаполиса, всасывая и разрушая поселенческие структуры по всему пространству за исключением десятка мегаполисов-миллионников (планы Набиуллиной).

Всё в статье В. Путина сказано верно, если её рассматривать как труд «яйцеголового» профессора – действительно русские формировались в мультиэтнической поликонфессиональной общности, взяв на себя задачи государственного служения. Но это было в прошлом, а что сейчас?

Соблазн русской партии из СССР (от Распутина через Астафьева к Севастьянову) в период Перестройки и после заключался в том, чтобы убедить русских в том, что они истратились, устали, и им надо отдохнуть, перестать строить планетарное целое, поворачивать реки, осваивать Марс. Главное, надо добиваться, чтобы в Правительстве было как можно больше этнических русских.

Но как снять с себя эту усталость – удариться в обвинительство всех и вся, якобы обманувших русских? Закрыться от мира? Начать строить русский капитализм, в период, когда американскому финансовому империализму приходит конец? Что может быть более абсурдным?

Тема национальной политики и самоопределения русских предполагает окончательное отбрасывание западных стереотипов на основе их детального знания.

Бесполезно подравнивать Россию и русских под Евросоюз и Америку. У нас другая судьба и другое назначение. Россия, несмотря на увеличивающиеся миграционные потоки, не является страной иммигрантов, поскольку могилы наших прадедов на территории России, а не за океаном. У России есть традиция единой тысячелетней государственности, которая не распадается на произвольные государственности составляющих частей. В случае  стресса  и  кризиса  эти части  в  единый организм  не соберёшь. Формирование нового Евразийского государства, которого не было, предполагает вступление в органические связи и новое породнение с братским тюркским казахским народом, со всеми другими народами. У нас не может быть и задачи формировать на территории России моноэтнические хозяйственные анклавы в форме культурно-национальных автономий, отдавать этническим мафиям целые отрасли производства.

Цивилизационное государственное служение русских нельзя свести к диалогу цивилизаций. В диалоге это цивилизационное самоопределение может быть предъявлено, но к самому диалогу ради бесконечного диалога оно не сводится. Цивилизационное служение русских – это продвижение по восходящему цивилизационному тренду всей планеты. И русские благодаря русскому космизму знают не только направление движения, но и очень конкретные управленческие механизмы этого хода. Для этого надо определиться, как мы будем формировать сообщество государств, реализующих единые принципы развития, что мы будем производить, что у нас, кроме нефти, вынужден будет покупать весь мир. Вместо американских прав и свобод человека нам придётся формировать право каждого народа на развитие в отличие от экономического роста.

Важно понимать, что из этнического, конфессионального, гражданско-политического самоопределений не рождается цивилизационное продвижение русских. И более того, цивилизационное продвижение выступает взятой на себя задачей для выявления «соли» и «цветности» этих важнейших определённостей русского народа. Православное служение, тысячелетний русский язык и чувство справедливости к каждому народу и человеку земли нужны для того, чтобы складывать процессы планетарного развития, двигаясь по восходящему планетарному тренду.

Гражданским патриотизмом русскость не вытравишь. Её вообще невозможно и, главное, незачем вытравлять. Ей надо попросту дать стратегический простор, волю, большое планетарное дело. Именно для  этого стране нужен лидер. Не получится и в очередной ряд уповать на то, что «Господь всё устроит». Он устроит, если мы как семижильные будем тянуть лямку в нужном направлении. Без этой общепланетарной цели, на которую необходимо быть нацеленным, ничего не получится. Эта планетарная цель очень конкретна: новый молодёжный русский город («умное» поселение), новые кластерно организованные индустрии – типа импульсно-периодического лазера (и много других типов индустрий), трансевразийский коридор развития от Японии до Дублина в виде инфрастурктур 3.0.

Два замечательных российских мыслителя, к сожалению, рано умерший, Вадим Цымбурский и удивительный по тонкости выражения китаист-философ Владимир Малявин с разных сторон выразили архетипическую идею российской цивилизации: островность и пустотность.

Идея России как острова говорит об её принципиальном социо-культурном отличии от всей материковой трансатлантической цивилизации. Идея пустотности, незаполненности огромного пространства России ставит русского человека перед необходимостью в это пространство входить и его заполнять. Русский человек изначально одарён осознанием неповторимости собственной страны в историческом времени и необходимостью подвижнического труда в огромном пространстве.

И обо всё этом следует размышлять философу.

Но от политика требуется совсем другое, чем от философов – зажечь искру пассионарности, чтобы русскому человеку в историческом времени и в пространстве России захотелось жить, увеличивать численность семей. Это желание жить связано с достижением конкурентных сложных невыполнимых задач, которые русские люди всем Миром (включая и ушедших от нас) будут оценивать. Поскольку русский человек – этот тот, кто умеет сделать невозможное.

Политик должен будить жизнестратегию народа, поэтому всякий политический лидер – это всегда ещё и военноначальник, и судья, и целитель. Он формирует кадровый проект (войско), острее других чувствует несправедливость и даёт жёсткую оценку сделанному, и знает как залечить раны народа.

Под оценку реализуемых дерзновений, а не удушение созидательного порыва, должно формироваться правительство. Где грандиозные планы и замах правительства? Перед нами по-прежнему «похлёбка выживания».

Конечно, поддержка созидательного дела – это также и специальная культурная политика, которой у нас нет. Оглупляющее телевидение нацелено на разрушение всякой искры самосознания. Российский кинематограф не имеет стратегической задачи и ценностной программы. Какие ценности утверждает наш кинематограф и наше телевидение: дешевой занимательности и разнузданности инстинктов? Н.А.Нарочницкая права: деинтеллектуализация страшнее деиндустриализации. Но потеря духовной устремлённости на осуществление Большого настоящего Дела страшнее  деинтеллектуализации. Если нет Большого Планетарного Дела, зачем интеллект? Бабки считать? И русские застыли перед духовной бездной: потеря миссии и цивилизационного Дела равносильна изничтожению русскости. За этой  чертой только толкотня за блага усреднённых до среднего класса представителей разных народов.

Русские стеснены даже в столице своей страны, поскольку они не хотят осуществлять государственное служение и строить в соответствии с традицией новую государственность переосвоения страны и технологического цивилизационного рывка. Без этой миссии государственного строительства они не интересны другим этносам России. Они превращаются в нахлебников и обывателей, у которых другие братские народы России отбирают блага, превратившись в конкурентов. Вместо планов по переосвоению постсоветского пространства и определения функций в этом создании Новой Большой Евразийской страны, которой не было, интересы нынешней Москвы на постсоветском пространстве представляют олигархи и экономисты–либералы, которые хотят захвата активов. И здесь желанием превратиться в потребляющий средний класс не поможешь.

Без жёстко сформулированных прорывных задач русские обречены на коллапс, где формой защиты против обывательского вороватого государства становится национализм. В отсутствие жёстко сформулированных задач и сформулированных критериев выполнения этих задач обогащаются и растаскивают раздаваемые Путиным миллиарды те, кто ближе к Путину. «Тот, кто ближе к Путину и смел, тот и съел».

Должно же быть по другому – жёсткая справедливая оценка деяний подданных должна оставлять вокруг политического лидера свободное незаполненное пространство. Тот, кто ближе, тот больше рискует понести наказание за невыполненную задачу, а отнюдь не больше вырвать для себя.

Поэтому проблема не в национализме и этнизме – а в отсутствии справедливости. Егор Свиридов был убит не по этническому признаку и люди вышли на Манежку не по этническому признаку, а чтобы восстановить справедливость и остановить продажность госчиновников. Бациллы нынешнего «русского национализма» – в отсутствии предложения Путиным трансэтнического цивилизационного русского проекта и русского кадрового ядра, обеспечивающего формирование разноэтнической гвардии единомышленников, в которой лучшими русскими могут оказать и евреи, и татары и чеченцы и ханты. И так в России было всегда.

Разве миссия Президента в том, чтобы раздавать триллионы

Интересно, что Иммануил Валлерстайн объясняет вспышку исламского фундаментализма арабов в 90-х вычёркиванием их из Вашингтонского консенсуса и превращением в пыль для золотого миллиарда после развала СССР, где их учили и помогали создавать институты промышленности, образования, науки. Но сейчас на дворе Пекинский консенсус с объявлением Лондонским Сити юаня новой резервной валютой (см. книгу Stephan Halper The Beijing consensus) и арабская «зимовесна».

В этой ситуации нам необходим не рассуждающий о русских Путин, а Путин, ставящий планетарные цели по-русски, в соответствии с тысячелетней традицией. Нам нужен Путин, инициирующий формирование класса  Razvitiye.

Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


18 января 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»

       
       Почему специальные усилия Михаила Леонтьева в передаче, посвящённой приезду специалиста  по оранжевым революциям Макфола и походу к нему на поклон «болотной» оппозиции, похоже, оказались тщетными? Хотя ещё год назад подобный материал-бомба мог окончательно раздавить любого, и люди от упомянутого в сей передаче имярека отшатывались бы как от прокажённого. А сегодня только посмеиваются.

Почему если год назад слова бюджетного олигарха-плейбоя, заяви он, что видит возле себя в качестве премьера Ходорковского и Кудрина, воспринимались бы как куршевелевский курьёз с гламурной дамской тусовки, то сегодня многие, слишком многие молодые люди в возрасте от 18 до 28 говорят: «Нет, Прохоров – это неплохо. Движуха нужна!».

Ответы на эти «почему» косвенно содержатся в статье нашего премьера, опубликованной в понедельник в «Известиях».

Выступление оставляет неоднозначное впечатление. Очень хорошо, что, наконец, в сторону отставлены записные писарчуки и политтехнологи из «Единой России». Но в этом выступлении нет взволнованного набата Мюнхенской речи, которая впервые после  15 летнего небытия, явила Россию в лице Путина как самостоятельного субъекта действия мирового масштаба. Да, Путин спас Россию от ельцинской катастрофы и распада, или она благодаря ему спаслась. Но что дальше? Про это в речи ни слова.

Путин в статье в «Известиях» не зовёт ни к какому действию, а поэтому оправдывается. Зачем? Вместо того, чтобы показывать, какую высоту нам надо взять и почему мы её никак не берём, в статье что-то объясняется. А кому и что надо объяснять?

Причина несфокусированности этого материала на действие состоит в том, что В.В.Путин использует фиктивную социологию, которая описывает население как механизм. Рассуждение про увеличивающийся средний класс обращено в пустоту. «Мешок» социологии среднего класса  складывает вместе людей с приблизительно одинаковыми потребительскими интересами, но с очень разными целями и идентичностью. Да, многие хотят иметь свой дом, автомобиль, путешествовать по миру, нормально лечить своих старых родителей, и уже слабо, но всё-таки ещё надеются, что смогут в старости, если доживут, конечно, жить на пенсию. Но что они должны для этого сделать? Или всё это свалится на них само благодаря затраченным триллионам на сглаживание последствий кризиса? Что мы достигли в результате этого самого сглаживания? Китай превратил юань в резервную валюту на Лондонской бирже. А мы?

Утверждать, что страна победила бедность или побеждает по сравнению с социальной защитой человека труда в СССР, попросту неверно. Конечно, у многих сейчас  появились «мобильники», которые не могли производить в СССР, но заслуга ли  в этом руководства страны? С бедностью в  СССР боролись на уровне даже не идеологии, а инициируемого  самосознания. Любой  человек, выходец из самых низов в СССР мог достичь любого поста  и стать кем угодно. Конец «загнивающего» социализма, плодом которого является Горбачёв, связан с  созданием многочисленных кастовых перегородок, но пробиться к интересной работе и полноценной жизни было можно.

А как пробиться сейчас? Страна быстро, слишком  быстро приобретает черты сословно-кастового общества, в котором человека оценивают не по тому, что он способен сделать, а по тому, что он правдами,  а, чаще, неправдами приобрёл или с кем состоит в родстве. Начался самый  опасный  и страшный  для  социума процесс передачи  и закрепления  состояний и  сверхвозможностей по наследству - от родителей к детишкам. А остальные, что, должны  идти  к ним в  услужение?  Целые  группы  вузов являются  замкнутыми клубами родителей, имеющих состояния определённого уровня. ЕГЭ вместо того, чтобы  разрушить прикрепление  детей  к  вузам в  соответствии с уровнем достатка, только окончательно закрепил этот процесс, вызвав страшенную коррупцию в образовании. Поэтому  кардинальная победа  над  коррупцией в образовании сегодня может быть связана только с отменой ЕГЭ. Далеко зашедшая сословно-кастовая  склеротизация общества, к сожалению, сбрасывается и разрушается только бунтами,  ненавистью по типу «Я с детства жирных привык ненавидеть» (В.Маяковский). На Болотную и  Сахаровку вышли  те, кто знает, что его возможности профессиональной  работы и  социального лифтинга  узурпированы  детишками власть предержащих и «блатных». Похоже, в соответствии с известным  анекдотом теперь сыночку генерала никак не удастся  стать маршалом, поскольку  у  маршала есть свой  сыночек. А верховный главнокомандующий  задач, где придётся положить на алтарь свою жизнь и демонстрировать жёстко оцениваемую результативность, не ставит.

Ещё раз: Путин не ставит трудно достижимых, невозможных задач, выполнение которых он будет оценивать лично. Он не формирует войско. Эффективный  менеджеризм с  раздачей триллионов ведёт к одиночеству и в пустоту. Вокруг Путина возникла  тонкая жёсткая плёнка из тех, кто получает в личное  распоряжение  от имени  государства триллионы. Обществу  туда не пробиться.

В этой ситуации эффективность предлагаемых В.В.Путиным мер может описываться исключительно кадровой  повесткой  до выборов. Если  новых людей в  узком горлышке власти на всех уровнях не появляется, страну задвигают в застой и в бунты по Макфолу. Она обречена. Разговоры про то, что министры люди публичные и их критикуют, не пройдут. Высшее образование  становится потихоньку всеобщим не  благодаря  министру образования, а  вопреки. Ничего не сделано для тех, кому после школы не нужно всеобщее высшее, кто хочет стать рабочей косточкой страны. Набиуллинское изничтожение  малых городов говорит само за себя.  Состояние  в здравоохранении как было, так и остаётся ужасающим. Абсолютно неясны  результаты  программ реиндустриализации, да  и  есть ли внятные планы того, что Россия будет качественно производить? Вслед за полной сдачей  западным  корпорациям автопрома и  судостроения грядёт развал авиастроения. Ничего не ясно со «стратегическими инновациями» или хотя бы с нестратегическими.

Что в  этой ситуации делать, чтобы  не пойти на Болотную и отодвинуть страну  от бунтов?

На наш взгляд в  этой ситуации должны появиться мобильные  интеллектуальные  группы - группы стратегического сценирования, которые  способны анализировать, определять уровень непроработанности  программ и  стратегий на всех уровнях, отсутствии целей действия  в различных областях практики, начиная от непроработанной  военной доктрины до концепции действия  России на международной  арене в условиях  кризиса с  предложением предельно конкретных инициатив . Группы стратегического сценирования действия должны заменить абстрактные  центры  стратегических исследований Грефа.  Эти группы стратегического сценирования можно было бы назвать своеобразными  интеллектуальными  Советами и выдвинуть лозунг «Вся власть Интеллекту Советов (группам стратегического сценирования)!».

Группы стратегического сценирования должны показывать, почему практически не работает ни  одна программа ни одного министерства, что нет целей, а если  цели и есть, то не  ставятся задачи по их достижению, а если  задачи  и поставлены  с грехом  попополам, то отсутствуют средства и  инструменты  выполнения  этих задач.  В этих условиях говорить о коррупции бессмысленно - нуждаются  в рационализации  и модернизации  архаичные  и рыхлые программы. Проблема не в  коррупции, а  в  отсутствии реальных программ действия с  определённой результативностью. Нужны  группы стратегического сценирования, которые разрабатывают не абстрактные  прогнозные  сценарии, а  сценарии  конкретных прорывных действий и операций   буквально в  каждой  сфере и области практики. Как научить людей создавать такие сценарии, мы знаем. У нас есть метод - сессии стратегического сценирования. Всё дело за появлением групп инициативных людей и  желанием определённых групп  власти начать это делать. Прямо сейчас. 

Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л.Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


10 января 2012 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»


       В  прошлом году перед Новым Годом, один из нас услышал в самолёте из Пекина от одного из высоких чинов «Аэрофлота» следующее   рассуждение: «Почему китайцы-частники могут  клепать  электронные  вертолётики-игрушки за  25 долларов, делающие  петлю Нестерова?  И это ведь частные небольшие фирмочки.  Разработческие институты делают микросхемы по заказу  крупных предприятий,  и часть продукта  сбрасывают в электронные артели. Те делают игрушки. Почему у  нас невозможно создать небольшой  высокотехнологичный бизнес в России, в Москве. Выход националистической молодёжи на Манежную был лишь по виду националистическим. В нём участвовало достаточно много детей сотрудников  ФСБ и милиции. И крик на самом деле был не против  кавказцев, а другой: «Почему в Москве невозможно создать собственного частного дела?».

Что ответишь на подобное заявление?

Начать рассказывать  теорию организационных систем  юго-восточной Азии, изложенную, например, у Арриги про multilevel supplier - схему многоуровневых поставшиков, которая сначала создавалась в Японии, а потом переползла на Китай?  Показывать, что всякое частное  дело встроено в  замысел  и организационные  схемы большого национального дела?

На наш взгляд, схемы  институциональной  экономики только по виду  являются объяснением. На деле же, они абсолютно ничего не объясняют - именно поэтому так и ценятся в Высшей школе экономики. Как не копируй  управленческую  американскую  оргдеятельность, например, применительно для Ростехнологий, всё равно «автомат Калашникова» получается - ухудшенный  вариант «шарашки» или «ящика». Чтобы твоё дело было востребовано, нужен свой собственный тип проектирования рынков, свой  тип  производимого и создаваемого продукта, без которого мир будет не в состоянии обойтись.

Но для этого и необходимо планетарное дерзновение.

А уже дальше это замысел может быть разложен на звенья пресловутой оргдеятельности. Отсутствующие звенья можно и «передрать» - благо наши соотечественники уже знают всё - от того как действуют портовые мафии в Бангкоке, до формально неструктурированных финансовых  фирм в  Лондонском Сити, и закрытых  разработческих групп  в американском ВПК. Воистину, как сказал Лао Цзе: «Я прошёл всю Поднебесную и  видел  много  знающих, но ни одного исполняющего». Мы  уже всё на свете знаем, но делать пока ничего не хотим, - и скорее всего, потому, что отсутствует свой собственный прорывной  и общепланетарный замысел.

На наш взгляд, таким фокусирующим замыслом  является создание  инфраструктур 3.0, которые являются резервуаром прорывных технологических решений на основе знаний о новых физических принципах и эффектах.

Сегодня мы живём среди ветшающих и разрушающихся  советских индустриальных инфраструктур 1.0, которые строились давно, но навечно. Эти инфраструктуры производили «штуки», используемые до полного изничтожения. Поэтому, например, так плохо с сервисным обслуживанием и запчастями российских-советских истребителей, поставляемых в ту же Малайзию или Индию

Человечество же перешло к инфраструктурам 2.0, где у каждого элемента  инфраструктуры есть свой цикл жизни, которым надо управлять. Центром производимой инфраструктурами 2.0 вещи, является её полное сервисное обслуживание. Инфраструктурами 2.0 правит  дигитальность, оцифровка. Вся инфраструктура и её элементы  проектируются в открытой виртуальной среде, и цикл жизни каждого элемента и инфраструктуры в целом от его создания до утилизации (захоронения) отслеживается специальными  протоколами. В конце цикла жизни инфраструктура 2.0 растворяется без остатка в природной среде.

Но этого абсолютно недостаточно для самообеспечения и мирного существования человечества. Поэтому Россия в интересах всей Земли может и должна научиться создавать и даже производить инфраструктуры следующего поколения - инфраструктуры 3.0.

Инфраструктура 3.0 – это мультиинфраструктура, система-гибрид, соединяющая в себе пучок назначений и следовательно разные типы утилизаций. Но главное в другом. Инфраструктура 3.0 строится на основе технологий, которые обеспечивают рост мощности на порядок. В основе  технологий, лежат знания о новых физических принципах и эффектах.

Инфраструктура 3.0 является «трагической» инфраструктурой,  выталкивающей человечество из равновесного эколого-гармоничного состояния навсегда. Она обеспечивает запуск процессов по типу  использования ядерной энергии, когда к блаженному состоянию якобы  существующего природного равновесия - утилизации всего того, что ты насоздавал и растворения его в циклах жизни природного вещества, не вернёшься никогда. Поэтому  инфраструктуры 3.0 – это эволюционирующие  инфраструктуры. На каждом следующем шаге  необходимо искать решение произошедшего слома, изменения окружающей среды, социальной  ситуации, психики и биоидности самого человека и создавать инфраструктуру 3.0 штрих.  Такой  инфраструктурой  3.0 по сути являлся социализм. Но дело в том, что, если у поколения возникает желание перестать бороться и начать «просто жить», отдаваясь «естественному ходу вещей»,  наступает катастрофа. Система очень искусственная и нуждается в специальных усилиях по сохранению и воспроизводству искусственной составляющей. Но зато она позволяет практически осуществлять преображение стран и пространств на принципе развития.

Нам везде нужны инфраструктуры 3.0. Помимо скоростных (но очень медленных) Сапсанов нам нужны действительно сверхскоростные поезда- ракеты, движущиеся по земле со скоростью 500-600 км в час, чтобы моментально перебираться из Хабаровска в  Иркутск и Омск. Вокруг этих сверх-скоростных поездов-ракет нам нужны коридоры развития, соединяющие  транспортировку воды, электричества, информации, нефти, а также  ультрасовременные поселения. Нам нужны импульсно-периодические  лазеры для передачи электроэнергии по лазерному лучу на большие расстояния в том числе и для управления климатом. Нам нужны новые ядерные реакторы с лазерной накачкой. Нам нужен 3Д транспорт - самолёто-вертолёт Владимира Пирожкова со стоимостью «джипа» и т.д.

У всех этих технологических решений, доведенных до полноценных инфраструктур 3.0, то есть систем, у  которых продумана эволюции на 2-3 поколения - бездонные, бесконечные рынки везде. Но прежде всего, они являются формой освоения трансевразийского пространства и заполярного русского Севера. Почему? Потому что они рассчитаны не на свёртывание, не на скукоживание жизнедеятельностного пространства освоения, не на свёртывание уровня потребления, а на расширение зоны жизни и на  повышение качества жизни.

Определение параметров инфраструктур 3.0 - основная задача  крупного инженерного дела в  России. Но от формата  инфраструктур 3.0 и  реализуемых в них прорывных технологий следующего промышленного и социо-культурного уклада зависит стоимость денег и новый тип счётности  (пресловутый numeraire прорывного проектного решения). Именно поэтому фирма Terrapin задолго до официального момента объявления кризиса   (сентябрь 2008 г.) начала проводить во всех точках земного шара конгрессы, посвящённых проектам новых инфраструктур во всех областях.

Но важны не абстрактные инфраструктуры 3.0 вообще, а инфраструктуры расширяющие пространство жизни в России. Для их создания нужен не «эффективный менеджер», а лидер. Эпоха эффективных «манагеров» заканчивается. Как сказал на праймериз в Нью-Гемпшире Рик Санторум, критикуя  другого кандидата в президенты мормона Мита Ромни: «Быть президентом - это не то, что быть исполнительным директором. Тут нужен лидер и вдохновитель».

Может быть это неверно по отношению эффективному менеджеру Ромни, но очень верно по отношению к лидерству в России.

Под данное дело принципиально меняется формат политического в России. Политика перемещается из бесконечных выборов и митингов – в способность реализовать русское планетарное дело, и через дипломатию, культурную, финансовую и технологическую политику начать создание в России и трансфер по всему миру инфраструктур 3.0.

Вот задача для главы государства.

А премьер, который бы не лез попусту в политику, а организовывал бы российское дело Razvityie, должен собрать все министерства и сферы, регионы на выполнение главной задачи. И ключевым министерством, министерством с двумя звёздочками, прим, могло бы стать министерство инфраструктур и региональной политики.

Пока же эффективный менеджеризм ведёт страну совсем к другому.

К тому, что изысканно задал в качестве программы Президент России Д.А. Медведев, предложивший расширение границ Москвы и роста площади столицы в три раза, и к тому, куда в качестве логического продолжения этого самоубийственного распухания Москвы, призвала на недавнем Московском урбанистическом форуме министр экономического развития Э.С. Набиуллина: в связи с якобы экономической неэффективностью и даже избыточностью малых городов страны, надо их расселять, подготовив 12 мегаполисов России к приёму в течение ближайших 20 лет 20 миллионов расселяемых жителей этих малых городов.

С самых высоких трибун молодёжи по сути предлагается включиться в глобальное предприятие по эвакуации из России - свозу всего населения из малых городов в Москву.

Вот платформа нежизненного ракового роста, которая противостоит русскому развитию.

С учётом современных расчётов плотности мегаполисной жизни (например, в Бразилии), только в новую Москву можно запихать и затолкать до 100 миллионов человек. С учётом устойчивого снижения численности населения страны, оставшиеся миллионов 30 возможно поместить в старой Москве. Как говорили  старцы: «Последние  времена  начнутся, когда  всех русских запихают в Москву».

Очевидно, это и будет полномасштабной реализацией задачи «формирования компактного государства», сформулированной два года назад Министерством регионального развития в Концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации.

Вот альтернатива развитию и планетарному делу: положить новое поколение на создание на базе Москвы острова для остаточных русских, того, что Зиновьев называл Гонконгией («Гонконги» будут существовать и уже существуют за счет основной массы России, а с другой стороны - через «Гонконги» глобальное общество эксплуатирует Россию»).

Субъектом такого глобального дела являются те, кто не связывает свою судьбу с Россией и кому не нужны русские, для кого Россия – это пустая территория, факт исторической географии, не больше.  Как сказал один из реализаторов замысла Сколково в личном  разговоре с одним из авторов: «А почему  вы думаете, что вообще в России надо жить? Жить надо в  Черногории, Италии, Испании, ну или, на худой конец, хотя бы в  Болгарии»…

Что ж альтернатива понятна. Выбор за молодёжью. Превратить Россию в одну глобальную туземную Москву – или переорганизовать глобальный мир под полноценную достойную жизнь, когда можно повторить вслед за Мартином Лютером Кингом: «I have a dream!».

Сверхсовременный интеллектуальный молодёжный город самоуправления с самолётно-вертолётным личным транспортом,  прозрачным домом из умного стекла над водопадом, распределёнными  активно-интегративными энергосетями и генерацией на синтез-газе или при помощи микроядерного реактора, автоматизированным минизаводиком или генно-инженерной сельхозфермой, телемедицинским обслуживанием с колл-центрами, снимающими каждодневно данные о состоянии организма, интеллектуальными системами безопасности, виртуальным университетом -  возможен уже  сейчас и за  полярным  кругом, и на Дальнем Востоке России. Возможна  и модель международных молодёжных городов  будущего. К этому  сейчас прорываются все: и  Южная  Корея, и Китай и Бразилия.

Конечно же, к таким городам будущего Сколково - одна из бухт причудливой Гонконгии по А.А. Зиновьеву, - не приведет. А вот предоставление  молодёжи  конструктора из инфраструктур 3.0 породит то, что без всяких комсомольских призывов «стайка» молодых, например, в десять тысяч человек снимется и перепорхнёт на опустевшие территории  России обустраивать свой личный собственный город, Город Razvitiya. Но для этого им надо предоставить «лего» - конструктор из инфраструктур 3.0.

Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/, http://smdp.ru/


Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/, http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


       Прежде чем говорить о деле, необходимо  сказать об обществе, в котором должно осуществляться Дело, точнее, которое способно реализовать Дело.

В.В. Путин в некотором раздумии  и, одновременно, с решимостью заявил на заседании Государственного совета в прошлый понедельник о необходимости в ситуации экономической депрессии «общенациональной психотерапии для того, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне».

Однако достаточно ли в ситуации запустившейся глобальной финансовой катастрофы будет этой психотерапии внушения и  самовнушения? Или прежде придётся бросить основные силы на реабилитацию порушенного общественного и создание взамен уродливой социальности шоу Другого?

Элементарный актом общественного внутри сложившихся социальных привычек  и инстинктов, удобных знакомых форм существования в тупости социальных сетей  и навыков узнавания, является шок от Настоящего Другого. Понимание Настоящего Другого ничем не заменишь. Это другое  является проблематизацией того, что есть в наличии, к чему привыкли. Сейчас  в наличии льющееся с телеэкранов, из интернета, залов партийных собраний и Болотной – Шоу. Как говорил выдающийся учёный Побиск Кузнецов: «Тюрьма и психобольница - это где непрерывно поют, смеются и пляшут». Настоящим Другим по отношению к Шоу является Дело. В этом для нас и заключается акт элементарного общественного. Общественное Другое взрывает привычный сложившийся мир социальности всего множества  контактов и  сетевых закреплений.

Чувствителен ли  Путин к Настоящему Другому, способен ли  его почувствовать и разглядеть? Другими словами: чувствителен ли  Путин к генезису общественного среди  извратов российской социальности или он так  и  останется  один как  перст? Неизвестно. Неизвестно, прежде  всего потому, что рядом с ним нет равномощных сильных Других. Дмитрий  Анатольевич таким не оказался… Есть «свояки», знакомцы, которым  раздаются на кормление  области занятий. Нет никакой  состязательности, значит и  оценка не возможна.

Итак, существующую  социальность пожрало шоу. Поэтому  главный  герой  сегодняшнего недообщества - пародист и лицедей. А лучший  психотерапевт в разросшейся социальности шоу - настоящее Дело. Конечно, речь при этом не идёт о тяжелом бессмысленном рабском подневольном труде, которое  не имеет никакого отношения к Делу.

Дело лечит, воспитывает, в  основе всякого дела  лежит определённая  ценность,  и самая главная  - ценность служения. Именно на эту ценность в первые годы президентства Путина стали откликаться  многие, пусть даже и через наивное сопоставление со Штирлицем. Безусловно, для Путина ценность служения – краеугольная основа его личности.

Но однажды предъявленный Путиным знак ценности служения на наших глазах перестал работать. Что же произошло?  

Проблема связана с серьёзной духовно-психической болезнью, которую переживает вся современная цивилизация и, в частности, и российское общество. Эта болезнь укоренена в разрушенном обществом, сложившейся социальности, которой правит Шоу. Вырваться за рамки этой болезни и  выздороветь очень сложно.

Называется эта болезнь  - истерия лицедейства.   В её основе - принципиальное неразличение действия-деяния от броской, яркой коммуникативной  оболочки действия, выразительного жеста, не больше. Это неразличение  приводит к истерической демонстративности  речевых жестов, за которыми нет и не может быть никакого действия. Взбесившийся  человек, с  которым  ничего не происходит, хочет уверить всех в своих деяниях через коммуникативный жест. Он упорно настаивает на том, чтобы общество поверило и сделало вид, что данная коммуникативная реплика – и есть действие, направив всё своё внимание, всю свою чувствительность на то, как воспринимается такой жест другими.  

В начале XIX века самые первые симптомы этого первоначально безобидного уродства были очевидны и  ясны  А.С. Пушкину: «Что слишком часто разговоры принять мы рады за дела…». Неустойчивость  желаний   при погружённости  в самозначимые разговоры  приводит к тому, что человек сам не знает чего он хочет: то ли конституции, то ли  севрюжины с хреном.  Но эти  причудливые интеллигентское бахвальство и болтливость    при превращении  телеэкрана  и  интернета  в важнейший элемент публичной политики перестают быть безобидными .Для  человека то, что он проживает и что происходит с ним, оказывается равнозначно  тому, как он выглядит. Но каким-то десятым духовным  чувством  человек  знает, что это всего лишь шоу, всего лишь постановка, кривляние и лицедейство, реальность не такова. И это также очевидно, как то, что он однажды умрёт. Но отменить  пронизывающее всю жизнь всеобщее шоу он не в состоянии. И человек начинает бороться с шоу по законам шоу: с заготовленным спектаклем  репризами  капустников и КэВэЕнов.

Кстати правитель, который загнан в прокрустово ложе всеобщего лицедейства и вдруг замечает, что его подданные и ближайшее окружение  начинают вместе с шоу «криветь», оказывается заложником окружения.  К тому же окружение, свита может повести спектакль на угоду публики  отнюдь и не пописанному, не так, как договаривались с режиссером, и просто напросто сдадут правителя. Непонятно, как вырваться и вернуть в реальность заигравшихся свояков и знакомцев. Если не отменить шоу и не вернуться к реальности действия, то правителя будут разрывать противоречивые чувства как царя из «Обыкновенного чуда» Шварца: «Свита, поищите что-нибудь в аптечке. Потерял сознание, остались только  чувства   тонкие,  едва   определимые. То ли музыки и цветов хочется, то ли зарезать кого-нибудь».  А как  иначе вернуть к реальности  свиту, только если не начать их резать?

В рамках общества шоу Путин  - заложник и смертник, ибо в обществе шоу тот, кто имеет хоть остатки совести обязательно проигрывает перед мерзавцами. Поэтому у Путина, имеющего гены служения, в рамках шоу нет шансов выиграть. И с большой опаской надо относиться к заявлению Говорухина про то, что Путин – немножко режиссёр, а он, Говорухин -  теперь уже немножко политик и президент.

Но слабость лицедейства лидера может и должна стать силой лидера в Деле. Вот территория, на которой проявится настоящая сила Путина как лидера. Тогда это будет значить, что «пот, кровь и слезы»  станут нормой реальности не только для социальных низов, но и для ближайшего окружения Путина. Нужны не просто показательные порки-шоу высших чиновников для негодующих масс. Нужно предъявление лидером Дела, ради которого новые люди разорвут мертвую хватку круговой поруки бесконечного шоу вокруг Путина.

Политическое Афин возникло из постановки трагедии, которую должны были смотреть все  свободные граждане полиса. Но ядро трагедии - это всегда особой значимости событие, в которое надо вглядываться,  которое требует общенародного проживания и сопереживания. Победившие  персов греки в трагедии Эсхила не купаются в бесконечном  любовании своей победой, а заново проживают ошибку персов, которая привела их царство к гибели. Выдающийся персидский лидер поддался «юбрис» -  самонадеянной гордыне - и страна погибла. Сегодня  мировая социальность спектакля-шоу  доводит идею зрелища  до своего логического конца: то, что не спародировано и  не осмеяно, то не существует. Нет ничего подлинного, всё есть только пародия. Демократизация большого экрана приводит к тиражированию маленьких экранчиков в социальных сетях интернета. Большое  зеркало Снежной королевы разбилось, и в сердцах миллионов каев сидят осколки пародийности и истерии лицедейства.

Всякое действие в  обществе коммуникативно и сообщительно. Слово, текст, речь  может стать призывом к действию, воззванием к деянию. В проговаривании будущего действия формируется замысел. Но намечаемое действие может быть и сведено к жесту, стать действием (суетой) вокруг слов, превратиться  лишь в «слова, слова, слова» - реплики в рамках шоу, которое  смотрит и ставит мировое просвещённое сообщество.

Для того, чтобы перейти  к логике Дела, нам надо выйти за рамки  социальности Шоу. Это не обязательно  делать демонстративно. Пусть шоу идёт и дальше, продолжается. Главное, чтобы в каком-то другом месте, чуть сбоку или поодаль, неслышно началось Дело. Но как только оно начнётся, все всё равно про это будут знать. Уж так устроено Дело.

С какого-то момента на помощь должно прийти и Дело русского кинематографа, русского классического театра, который не шоу Голливуда, и русская стихотворная речь, которая  не бесконечные пародии на прошлые великие бессмертные стихи.

Пока же с мировым цивилизационно-финансовым  кризисом, выход из которого грозит мировой войной,  обращаются по законам шоу. А красавчик Круз по законам американского мирового шоу взрывает Кремль.

Итак, театр был связан с возникновением политического, высшего общественного. Сегодня шоу убивает общественное. Новое большое Дело - это новое общество, но не то псевдогражданское общество, оккупированное бесконечными НГО. Общество - это когда всех завораживает то, что удалось сделать небольшой группе героев, а мы, понимая, что они сделали, готовим  себя к подвигу и идём вслед за ними.

Появляющиеся герои - это самозапускаемые всё новые и новые инициативы  самовозрастания. Герои - это не мертворождённые организации с табличкой «Герои»; в этих организациях ничего не генерируется, ничего не инициируется. Герои – это и не  ватага разбойников, которые могут захватить и разграбить чужое - удивительная схожесть интонаций популярного писателя Иванова про освоение Урала и Сибири и приватизационного  энтузиазма Чубайса. Герои – это более высокий самоинициативный уровень общественного на новой общепланетарной свободной территории. Эту свободную территорию ещё надо создать и удержать, а затем на ней утвердить более высокий уровень общественного. А более  высокий уровень общественного - это более тонкое отношение к Природе-космосу, другому человеку и самому себе. Новое отношение к самому себе означает, что  каждый будет поставлен перед своей родовой задачей переделки себя в Большом Деле. Слабый будет тренироваться, чтобы стать сильным. Больной будет  излечиваться и реабилитироваться.  Задача  Правителя в  том, чтобы сказать обществу, где направление для порождения новых инициатив, и отделить слова от Дела. С этим собственно и связан процесс происхождения самовозрастающего  общества из человеческих стад.

Наступил год Дракона. Говорят он будет удачный. В предыдущий год Дракона 12 лет назад погибла подлодка «Курск», и  капитан Колесников написал нам письмо.

Те, кто верят в вечную Россию, вывернутся из электорального ток-шоу. Поскольку сегодня у каждого есть счастливая возможность выбрать наконец, чему служить: рейтингу Шоу или Делу России.

Надо поскорее содрать со стены холст с изображением  похлёбки и прорваться к двери – планетарному Делу. От этой двери у  русских есть свой  Золотой ключик.



Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса 
http://yuriy-gromyko.livejournal.com/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/

26 декабря 2011 года, Москва, Живой Журнал, программа «К обществу развития. Рождение класса развития»


    Для нас произошедшее в субботу, 24 декабря, в Москве (в отличие от выступления рабочих Нижнего Тагила) – типичная форма постановки проблемы и проблемной ситуации власти в России.

Попробуем в этом материале такую проблему сформулировать.

Странным образом, «всё смешалось в доме Облонских». За каждым из двух митингов – на проспекте академика Сахарова и Воробьёвых горах – есть своя музыкальная мелодия.

«Ты отказала мне два раза…» - митинг на проспекте академика Сахарова

Собравшиеся на проспекте диссидента Сахарова «люди Болота» – пришедшие сюда с Болотной площади – образовывали очень разные идентичности. Коммунисты, которые ожидают, что им через праведный гнев честных «трудящих» передадут результаты президентских выборов, кучка пафосных либералов, выражающих скорбную брезгливость к «этой стране и этому народу», скоромный весёлый миллиардер Прохоров, ждущий, что власть насыплют в карман именно ему, окололиберальная тусня в виде пародистов и юмористов (жалко, что в России нет специальности «официальный плакальщик» – они бы очень пригодились на этой тусовке), разные хипстеры, офисный народ, модники, которым просто скучно, и одновременно – масса талантливых интеллигентных людей.

Знаменательно, что Немцов во время освистания был похож на обиженного пингвина или очень смелого и независимого хомячка. В принципе перед нами политически использованные существа, которым уже несколько раз отказали – народ отказал либералам в их претензиях на власть раза два уже точно. Но в этой ситуации они и складывают единственно возможный для них механизм: мы Плохие, но Путин хуже – вали Путина! С КПСС и СССР это прошло, должно пройти  и здесь.

Поэтому с организаторами митинга на проспекте диссидента Сахарова всё ясно.

Но что-то очень важное произошло и с народом, дело ведь не в подделке процедуры голосования. Власть чего-то важного не сделала, за что всё было бы  прощено. И даже та же самая толпа объясняла бы «американам», что наши выборы лучше – у нас до выборов уже всё известно. Нечто пока ещё не сломалось, но очень серьёзно надломилось. Что?

Да, массу людей забавляет сама подростковая возможность «сломать власть». Но подлинным воплем большинства рядовых участников этой пёстрой тусовки является клич всякого русского человека «Хотим большого планетарного Дела!». Без этого большого Дела русский человек жить не может. Дело – это Перспектива, Смысл – ради чего и во имя чего. Глухие призывы, что хорошо бы сделать то, хорошо бы это – это не про Дело.

Не может без Дела появиться и полноценный неинфантильный мужчина, опора семьи.

Острее потерю смысла чувствуют женщины. Те из них, кто выдержал удар и, несмотря на предательства, кидалово, подставы, когда по три раза приходилось восстанавливать бизнес с нуля, стали успешными и на время обеспеченными, вдруг обнаружили впереди пустоту: рядом нет равного спутника жизни.

Не случайно, по оценкам социологов, пассионарной основой и локомотивом пёстрой митинговой толпы являются женщины от 25 до 35 лет, которых в ситуации дефицита настоящих мужчин неотвратимо пожирает болото распухающей Москвы.

Они успешны сейчас, но что дальше? Они понимают, что у них сегодняшняя жизнь, в которой часть из них победила, забрала возможность надёжного спутника жизни, большой многодетной семьи, своего дома, своего места в родовом колене многопоколенной семьи. Что в замен этого? Дегенерат, импотент, алкоголик? Вываленные в интернете разговоры Немцова с Пархоменко, которые так понравились Собчак, – из области сексопатологии и психиатрии. Их лучше не слушать, но они про это.

Женщины собственно и потащили полуспящих рядом мальчиков, которые под боком, на этот митинг, чтоб те хоть чуть проснулись.

Тонкий грузинский антрополог-журналист Эльза Ломидзе рассказывала, что Гамсахурдию усадили в Грузии на власть именно грузинские женщины. Они толпой окружали его, и иногда возникало ощущение, что они забеременеют от одного прикосновения к нему, от одного восприятия его. А дело было в том, что грузинские женщины были «классово» обижены на грузинских мужчин, которые считали высшим выражением красоты русскую славянскую блондинку, и за шик – привести домой из России в Грузию русскую жену, тем самым оставив без семьи грузинку. Через грузинских мужчин, грузинские женщины были обижены на Россию. Э.Ломидзе назвала эту особую энергетизацию женщинами антирусской политики комплексом Кассандры.

«Как я люблю Вас Ленинские горы»….

А на Воробьёвых-Ленинских горах С.Е.Кургинян, который лютой ненавистью матери ненавидит выдающегося русского гуманитарного учёного Михаила Бахтина, уничтожавшегося чиновниками совноменклатуры (и спасённого для нас Вадимом Кожиновым), устроил архаико-средневековый раблезианский карнавал (математически точно описанный Бахтиным) – с переворачиванием верха и низа, с игрушечным угрозой кому-то («И про Москву так грозно…», А.С. Грибоедов).

С красной октябрятской звёздочкой, но без портрета Ленина в кружочке, немножко похожий на Ленина, скрещенного с Троцким и Зиновьевым, в обнимку с любимым нами Ивашовым и лично незнакомым, но крайне симпатичным Вассерманом, опять призывал под соусом возрождения Советского Союза к красной теургии, красной идее. Вся эта непонятная архаическая экзотика должна была свидетельствовать о пафосности и невероятной серьёзности. А серьёзность эта состоит в том, что если Путин – на 6 или 12 лет, то ни Кургиняну, ни Ивашову места на президентский пост нет.

Но вся беда в том, что СССР уже убит, и он не может быть возрождён иначе как в виде трупа в Мавзолее. Еще живы редеющие ряды стариков, которые не дадут забыть, что в СССР у людей была достойная жизнь – и это правда, и это очень нужно, поскольку сейчас этой жизни нет. Но отсюда не следует, что можно возродить растоптанную, преданную и убитую страну.

Сегодня возможно и нужно создать лишь что-то другое, своё. Возможны только новая идея и новая страна, которая должна быть не хуже и не меньше СССР.

Но ничего этого ни у Кургиняна, ни у Ивашова не видно. Достойные люди стали также играть в миф «честности» голосования и ненавидимой ими же самими демократии. И в этом припадке любви к электоральности, несмотря на огромную эрудированность и разностороннюю одарённость, С.Е.Кургинян является воплощённым отрицанием православия и традиции, почвы в восстановлении страны. Поэтому перед нами какая-то странная средневеково-карнавальная искусственная красная месса а ля подновлённый троцкизм – естественно опять же, как и митинг на проспекте Сахарова, по согласованию с Владиславом Юрьевичем Сурковым – откуда и кодовые слова «нарколога» про оранжевую чуму, с которой надо покончить.

Но на этом мелодии кончаются, возникает вопрос – в чём проблема власти?

Послание. Нас опять куда-то послали…

Д.А.Медведев по-пацански чувствуя, что стремительно уходит не только одинокий президентский срок, но и размеры его величия в глазах почтенной публики, решил «либерализнуть». И «либерализнул», что нам в известинской статье в пятницу и разъяснил В.Ю.Сурков.

Эта либерализация с высокого верху немцовыми, чириковыми и навальными воспринимается однозначно как уступка их давлению. А значит, – надо и дальше продолжать давить на заскорузлую систему. В этом и состоит прелесть свободы как разрушения.

Но даже у В.Ю.Суркова мы обнаруживаем митинговый кризис идентичности по всем законам карнавальной культуры. Являясь плоть от плоти олицетворением и воплощением системы сегодняшней власти, он представляет себя этаким Штирлицем или подпольщиком, который разламывает и расшатывает ненавистную заскорузлую систему с коррупцией и глупостью – как кто-то удачно выразился «однажды в пятницу вновь родившимся нашим Вацлавом Гавелом».

Либерализация без создания массового трудового подъёма в стране, без увеличения на порядок общественного богатства опять приведёт к грызне, дележу собственности и оголтелой борьбе за власть. Это будет во много раз хуже, чем Перестройка-2 – это будет полный Распад.

В своём послании Д.А.Медведев похоронил надежды на модернизацию производства и инновационные программы. Люди либо либерализуются, ходят на митинги, ниспровергают власть, либо ходят в КБ и заводы модернизировать технологии и работать. Утверждение, что в несвободном обществе не может быть инновационного развития абстрактно верно, но свобода – это свобода знаний и инноваций, а не креативный маразм индивидуального самовыражения. Подкладывание американцами лозунга – сначала либерализуйтесь, а потом займитесь инновациями означает, что нам предлагают совсем уйти с арены серьёзных претендентов на мировое технологическое развитие. И лет на 15 заняться доламыванием страны вместо создания системы планирования и программирования развитием.

Но проблема власти – это проблема В.В. Путина.

Проблема Путина

Путин до настоящего момента не может ответить на основной вопль молодых людей, людей среднего и старшего возраста: Дела!!! Дело – это и есть перспектива, в котором всё и содержится: ради чего, что будет для включившихся в Дело, если выдержишь, куда прорываться.

Именно этот вопль стоял за активностью фанатов в прошлом году на Манежной площади, а национализм был лишь флёром. Как создать своё дело в Москве, где всё схвачено и прохвачено?

Пробуждает и лечит Дело, полноценная русская семья возникает возле Дела, смысл жизни организуется Делом. Если нет большого Дела, есть вновь и вновь появляющийся и вещающий живой труп политического убийцы страны – Горбачёва.

Даже странным образом Нью Дил (DEAL) Франклина Делано Рузвельта созвучен со русским словом Дело.

Стране нужно планетарное Дело в условиях полураспада Евросоюза, перемещения центра формирования мирового богатства в Китай, госдолга США, перешагнувшего невообразимый порог 15 триллионов и приведшего к потере морального лидерства США в мире. Всё! Похоронены надежды куда-то встроиться, куда–то включиться, быть принятым в какой-то почётный клуб – бессмысленно и дальше пробираться на отходящий Титаник. В мире нет халявной пустоты, даже в тёмных оффшорах.

Нам необходимо планетарное Дело, способное потащить страну и весь мир по восходящему тренду. Делишками сегодня уже не отделаешься.

Планетарное Дело всегда соборно и коллективно, в отличие от торговли свободным индивидуальным самовыражением.

Сегодня наша власть Дела не предлагает. И народ поэтому должен выбирать между корпоративным каннибализмом в офисах – кого-то очередного надо скушать, чтобы подняться по служебной лестнице, – и креативным маразмом самовыражения.

У нас нет телевидения, которое освещает результаты этого Дела. У нас нет газеты, которая говорит о Деле. У нас ничего про большое планетарное Дело не говорит сегодняшний президент.

Но речь не идёт о том, чтобы где-то бегать и искать это Дело. Его контуры в общем-то понятны. Идиот, кто не использует проступающую всё более рельефно и чётко ситуацию мирового цивилизационно-финансового кризиса для решения задач во имя своей страны и с позиции своей страны.

На Болотной, а затем на проспекте Сахарова среди рядовых участников в основном собрались те, кто могут составить новый класс Razvitiye.

Класс Razvitiye сегодня в муках рождается в России. Ему опять могут не дать родится, подменив идею Дела борьбой с властью, к чему призывают записные немцовы и навальные. Мы пишем слово Razvitiye по-латыни, поскольку уверены, что именно русское Razvitiye и потащит мир, всю цивилизацию будущего прочь от надвигающейся большой мировой войны по восходящему тренду всемирного подъёма и развития.

Ещё раз повторим. Многие вышедшие на митинги – потенциальные члены класса Razvitiye. Но белые шарики и белые ленточки, как заунывные символы пораженчества с лицами немцовых и навальных на сцене (этакая игрушечная Белая гвардия без доблести и чести своих прадедов), – это иезуитский и верный способ в очередной раз остановить русское Razvitiye по имени цивилизация будущего.

Мы понимаем, что самим организаторам митинга эти рассуждения смешны – они более важными делами занимаются: за власть борются, Путина валят. Но для нас это и есть самое бессмысленное – умыкание людей от Дела.

Для того, чтобы дать дорогу классу Razvitiye, власть должна дать контуры огромного планетарного освоительного Дела и формировать по телевидению мировоззрение Дела. Нынешнее телевидение, потихоньку вербующее людей на борьбу с властью (с заскорузлой коррумпированной системой, которой оно само является….) и пропагандирующее промискуитет, порнуху и чернуху, формирует то самое болото, которое выплёскивается через Болотную площадь на проспект диссидента Сахарова.

И первое, что придётся делать В.В. Путину в этой проблемной ситуации, – выбрасывать в помойное ведро брошюру «План Путина» и талмуд «Стратегия 2020» и предлагать реальный совсем непафосный план. Возникает конкуренция планов в отсутствии хотя бы одного реального.

Второе. Очень быстро придётся отказаться от скоморошьего Народного фронта, члены которого ждут пряников за то, что они такие классные, а тут во взаимодействие с живой страной вступать придётся. Получается, что Народный фронт очень похож на морскую свинку, которая как известно не имеет отношения ни к морю, ни к свиньям.

Третье. Придётся быстро определяться, кто свой, помня, что ничего не понимающий идиот опаснее врага и предателя.

Вот так.